Інтерв'ю

Предприниматель из Луганска переехал с семьей в Коростышев и пытается построить бизнес «с нуля»

12 листопада 2014, 10:18

 Мое знакомство с луганским предпринимателем Николаем Белиным, директором ООО «Лукор», состоялось несколько лет назад в Киеве, на специализированной выставке «Индустрия камня». Стенд фирмы «Лукор» привлек внимание широкоформатными фото и моделями оригинальных памятников, каждый из которых отличался неповторимостью. Гостеприимный Николай Олегович пригласил посетить Луганск, познакомиться ближе с фирмой. Но судьба распорядилась совсем по другому – через несколько лет Николай Белин приехал к нам в гости, и, скорее всего, навсегда. Теперь луганский предприниматель трудится простым рабочим на одной из фирм г. Коростышева и пытается построить свой бизнес в нашем регионе.

- Николай Олегович, Вы почти 20 лет занимались в Луганске бизнесом, создавали не просто стандартные памятники, а своеобразные архитектурные шедевры. Почему Вы все бросили и переехали в Коростышев?

- Почему переехал? Свободная птица в клетке жить не может. Понимаете, нельзя там жить и работать. Там хаос, беспредел, сила оружия. Пример: поставил машину на стоянку, закрыл, включил сигнализацию, отошел на некоторое время. Вернулся – машины нет. Вначале обратился в местную милицию, меня переадресовали в Военную автоинспекцию. А там прямым текстом говорят: «Если ты в течении суток не заплатишь $1 тыс., свою машину больше не увидишь».

Я родился в Украине, говорю на русском языке, но жить хочу в Украине. И еще, я не хочу жить и работать за колючей проволокой. А к этому идет дело.

- Что оставили в Луганске и что взяли с собой?

- Оставил все: три трехкомнатные квартиры, предприятие. В цеху осталось оборудование, дверь привалил огромным каменным блоком, взял с собой болгарку, фотографии моих работ, собрал другие самые необходимые вещи, забрал семью и уехал. Ну а коллектив разбежался: кто подался на заработки, кто решил переждать войну в деревне.

- Много ли бизнеса ушло с Луганска?

- Самая серьезная часть бизнеса уже ушла. Потому что, когда едешь по городу, то фактически все магазины закрыты. Работают только мелкие продуктовые точки. Ну какой там может быть бизнес, когда промышленным потребителям нет электроэнергии и воды. Электроэнергии хватает только жилым кварталам и то не постоянно.

Но дело не только в электроэнергии. Отношение к бизнесу очень напоминает времена большевистской экспроприации начала XX века. Теперь сепаратисты делают аналогично: угрожают национализировать бизнес тех, кто его не перерегистрирует.

- А хоть какие-то рынки там существуют?

- Я не знаю, кому и что там можно продавать. Там проблематично перевести товар на 20 км. Луганск – это не рынок. Это огромная помойная яма, где с помощью оружия можно доказать что угодно. Единственное, что там осталось – мелкая торговля продуктами питания. Продукты первой необходимости везут с территории, контролируемой Украиной, кое-что продают крестьяне. Откуда деньги? Разные источники, в том числе процветает «пенсионный туризм»: сепаратисты едут в Лисичанск, контролируемый Киевом, получают там пенсию, возвращаются назад, берут автомат и снова защищают свою ЛНР.

Это мелкая торговля, ну а крупные торговые сети там давно не работают. В свое время они были полностью разграблены, ну а второй раз завозить  гречку или макароны и дарить их непонятно кому никто не хочет.

- Вопрос не этичный, но жизненный. Через год, полтора Донбасс теоретически должен стать потенциальным рынком погребальных памятников: многочисленные смерти тому причина. Собираетесь ли Вы работать на этом рынке?

- Во-первых, на Донбассе на могилах будут ставить в лучшем случае деревянные крестики. Хотя отдельные дорогие заказы, конечно, будут. Но массово люди там сейчас думают о том, где взять деньги на пропитание. Второе – сепаратистам делать памятники не собираюсь, потому что мне противно делать то, к чему не лежит душа. Совсем недавно звонил мне партнер с г. Шахтерск, говорил, что на Саур-Могиле собираются делать новую стелу(старая полностью разрушена во время штурма), предлагал присоединится, можно заработать. Я говорю, спасибо ребята, не хочу.

Николай Белин

- Чем сейчас занимаетесь в Коростышеве?

- На одной фирме режу плитку: надо как то зарабатывать на жизнь. Ну а попутно интенсивно ищу контакты, разрабатываю модели оригинального эконом-варианта памятника, словом, пытаюсь наладить бизнес в центральной Украине. Понимаю, что сделать это будет сейчас очень трудно, но рук не опускаю.

- Удачи Вам.

Сергей Ткачук для Житомир.info

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Матеріали по темі