Інтерв'ю

Борислав Розенблат об информационных войнах, своем бизнесе и программе по реконструкции жилья в Житомире

22 жовтня 2014, 17:40

Последняя неделя перед выборами в Житомире традиционно ознаменовалась волной информационных вбросов и множеством публикаций из разряда «черного пиара». Конкуренты не жалеют ни денег, ни репутации изданий. Впрочем, согласившиеся на грязную работу «журналисты», уже давно превратились в мальчиков по вызову. За кругленькую сумму (уже не первые выборы) готовы опубликовать любой заказ любого политического неудачника, возомнившего себя кумиром электората. Мол, «пипл все схавает», лишь бы с картинками и крупным шрифтом.

Об информационных войнах, бизнесе и развитии строительства в Житомире беседую с кандидатом в народные депутаты по 62 избирательному округу от Блока Петра Порошенко Бориславом Розенблатом, учредителем житомирской компании «Фаворит».

О бизнесе и политике мой первый вопрос.

- Вы идете в политику, чтобы защитить бизнес, сделать политическую карьеру или изменить будущее страны?

- Бизнес мне защищать не от кого, финансовое состояние компании достаточное стабильное, несмотря на катаклизмы в экономике, у нас достаточно работы. Я бы не говорил о суперприбыли: но - держимся на плаву, платим налоги и зарплату своевременно. Пришлось, правда, перенести реконструкцию на Галиевском маслозаводе – пока подождем. За последний год на этом предприятии мы сделали немало для внедрения энергосберегающих технологий. Так что запас прочности есть. Из текущих событий - монтируем котельную на пеллетах, а в декабре будем сдавать второй жилой дом в массиве «Фаворит» по адресу Бородия 49Б. Аграрный бизнес продолжаем – земля плодородная, люди хорошие, урожай – прекрасный. Все работает и идет своим чередом. 

- А были в вашей жизни ситуации, когда приходилось терпеть поражение? Были ли попытки «отжать» бизнес?

- Мы пережили две рейдерские атаки: на Галиевский маслозавод «покушались» после выборов Януковича. А в 2008 году мы потеряли завод в Прилуках. История банальная. Было судебное решение, по которому у нас его отобрали. Пришлось отдать банку завод, который мы реконструировали по последнему слову техники, он был, как игрушка. Недавно узнал: сейчас его продают практически за копейки. Но там уже почти нет оборудования, работает только один цех.

Когда мы его купили в 2000 году, и купили честно, - он был в ужасающем состоянии. Его распродавали на металлолом, хотя на строительство были использованы деньги по Чернобыльской программе. Завод был без котельной, без компрессорной. «Проминвестбанк» (где нами был взят кредит на реконструкцию) в 2008 году в связи с общемировым финансовым кризисом рухнул, его купил российский «Внешэкономбанк», который, как вы понимаете, не горел желанием поддерживать украинского производителя. Как мы потом проанализировали – он по схожей схеме забирал и у других украинских собственников работающие или перспективные предприятия. Начались суды. Мы выиграли у банка все судебные споры, но вмешалась «третья сила» (как нам сказали – зашли очень большие люди с большими предложениями) и на уровне Верховного суда все предыдущие решения были отменены именно в тот момент, когда намечалась мировое соглашение с банком. Мы вынуждены были передать бизнес на баланс «Внешэкономбанка». Вот такая правда о Прилуцком маслозаводе…

- Вы знаете работу бизнеса изнутри. В том числе таможню и налоговую…

- С таможней были проблемы во времена Януковича, когда тарифы регулировались вручную. И в налоговой аналогично… Но люди хотят перемен. На встречах житомиряне мне говорят: новая власть, а ничего не поменялось. Я отвечаю: где новая власть? У нас есть новый президент, который хочет кардинально изменить страну. У нас есть правительство, которое пытается провести реформы. Но главная беда – на местах остались те же лица. Нет в стране кадрового резерва, чтоб одни ушли, а на их место пришли новые люди. На местах все тормозится.

- Обычная практика налоговой собирать наперед. За последние полгода ваши предприятия налоги наперед платили?

- Я никогда не иду на поводу у налоговой. Есть закон, и я его выполняю. Наверное, поэтому мне так легко живется. Есть законодательная база, и когда инспектор указывает, как нам работать дальше – это как раз путь к коррупции, с которой мы боремся. Поверьте мне, эта практика будет уничтожена.

- Что нужно сделать для того, чтобы в Житомире стали люди жить лучше и богаче. Сможет ли изменить нашу жизнь закон о децентрализации власти, о котором так много говорят в последнее время?

- Это будет основной закон, по которому в регионах будут распоряжаться своими деньгами – налогами, которые они сами и платят. В регионе будут оставлять 70% от собранных средств. Если наша Житомирщина сейчас в лидерах по сбору налогов, то мы сразу почувствуем результат. Главное при этом извести под корень местную коррупционную составляющую.

- Житомирская область всегда считалась дотационной. Если будет работать новый финансовый механизм, не получится ли, что дотаций из центра будет не хватать для жизни региона?

- В любом случае, из тех денег, которые область отправляла в Киев, возвращалось лишь процентов сорок. Этих денег не хватает для того, чтобы планировать какие-то преобразования. Этого хватает только на выплату зарплат бюджетной сфере. Что произойдет? На сегодня Житомирская область – одна из лидеров по сбору налогов. Главное, чтобы деньги налогоплательщиков были израсходованы с пользой, чтобы можно было жить не сегодняшним днем, а с перспективой на будущее.

- Начало действия закона о децентрализации анонсируют с 1 января 2015 года. Вы уверены, что до 1 января Рада все-таки успеет проголосовать необходимые законы и изменения в действующее законодательство?

- Я вхожу в блок Петра Порошенко, он говорит, что готов подписать коалиционное соглашение: большинство в ВР, правительство реформаторов и все такая ситуация у нас в стране складывается впервые, «жити по-новому» в действии. Это означает, что будет нормальная рабочая связка между правительством и парламентом.

Парламент будет работать, я уверен. У президента абсолютно нет времени уговаривать политиков. И сегодня, когда мои оппоненты заявляют, что они будут бороться за чьи-то права, против бедности и все такое, у меня один вопрос: с кем они собираются бороться и откуда они собираются брать деньги для выполнения обещаний? Если мы не проведем реформы, и если эти реформы не начнут работать, то о каких улучшениях жизни мы можем говорить? А у нового парламента будет два месяца для того, чтобы принять новые законы. Специалисты и эксперты в Киеве над этим работают.

В законе много положений, интересных для местных властей. Когда будет убрана еще одна надстройка в государстве (госадминистрации), как предполагается реформой местного самоуправления, - местным властям будет проще справляться с решением проблем.

- В Житомире уже много лет одной из проблем, которая, как считалось, тормозит строительство, является отсутствие участков для застройки. Городские многоэтажки оказались построены на землях, которые принадлежат соседнему селу. Нужно ли Житомиру расширять границы города, для того, чтобы начинать строительство?

- Нужно расширять. Город хочет строить, но были, очевидно, и объективные причины и стечение обстоятельств, поэтому строительство на несколько лет в городе практически замерло. Для того, чтобы решить вопрос комплексно, нужен новый генеральный план. И новые границы города.

- Будете ли вы лоббировать расширение границ Житомира, если такой вопрос встанет?

- Мое мнение как строителя – Житомиру необходимо строительство на европейском уровне. Европейская застройка – это квартальная низкоэтажная застройка домами 3-4 этажа. Нужно, чтобы человеку было комфортно, чтобы был двор, игровая площадка, стоянка для авто, помещения для обслуживания дома. У нас в городе, когда в 60-х годах шла массовая застройка, никто не думал, где будут стоять машины, где играть дети. Сегодня машины стоят на газонах во дворах. Житомир захламлен…

- В какую сторону будет развиваться Житомиру?

- Я думаю, в сторону Крошни. Возможно развитие в сторону Левкова. Тут даже вопрос не в том, куда строиться, а в том, чтобы изменить подход к строительству жилья.

Но проблема в том, чтобы перед строительством необходимо сделать инфраструктуру – подъездные дороги, предусмотреть магазины, стоянки. Нужно строить жилой комплекс, рассчитанный на 300-400 домов, на 2-3 тысячи людей. Это нормальная практика. Европа уже давно идет по такому пути, приближая жизнь людей к природе, к лесу, к водоему.

- Как быть с хрущевками?

- Нам нужно думать, что делать с пятиэтажками, поскольку этот жилой фонд вот-вот начнет стремительно разрушаться. И если мы не займемся этим вопросом сейчас, то это произойдет в обозримом будущем одномоментно. Тогда это будет трагедия для людей, потому что решить эту проблему нельзя будет за один год. Считаю, что Житомире можно запустить пилотный проект по реконструкции старых домов, который потом можно будет распространить на всю страну.

- Даже в Киеве еще не рискуют массово проводить реконструкцию.

- Эти дома были рассчитаны на 25 лет, а многим – уже за пятьдесят. Я не пугаю, но нужно быть готовыми.

- Должна быть, наверное, госпрограмма по реконструкции таких домов…

- Вот мы все время ждем, что кто-то приедет «сверху» и все решит. Я считаю, никакой программы не нужно. Это должна быть программа на местном уровне.

Вот сейчас все кандидаты твердят: я иду в ВР, чтобы решать проблемы простых людей. Кто эти «простые люди»? Как будто нет проблем у предпринимателей, у врачей, у учителей. Скажите, я сложный человек или простой?

- Очевидно, эти кандидаты имеют в виду пенсионеров и другие социально незащищенные категории. Так принято считать.

- И что они будут делать для них?

- Как всегда – ничего.

- Важно принять законы, которые возродят производство, а не перераспределять бесконечно бюджетные копейки, отнимая у пенсионеров в одной области и добавляя в другой.

Вот для примера: один рабочий на стройке дает работу 19 смежным организациям. Житомир – это самый главный для меня проект, который может стать примером для всей страны. В Житомире есть свои стройматериалы, свои строительные комбинаты, есть рабочая сила. С чего-то нужно начинать? А начинать нужно со строительства переселенческого фонда.

- А как будет выглядеть этот переселенческий фонд?

- Это будут нормальные дома с ремонтом. Дом нельзя строить годами, дом нужно строить максимум год. Наши дома в «Фаворите» компания строила не больше года.

До этого конкурсная комиссия должна определить перечень домов, которые требуют первоочередной реконструкции. Жителям предлагают: на полтора-два года вы переезжаете в переселенческий фонд, а возвращаетесь в отремонтированные квартиры. На месте пятиэтажек может быть дом в шесть-семь этажей, но это будет уже новый дом, с улучшенной планировкой, с современной инфраструктурой. Да, для этого нужны деньги, но нужно начинать. Мы будем поднимать этажность, и дома будут другого качества. Город получит дополнительные квартиры. Себестоимость строительства жилья в Житомире невелика – цены на новые квартиры, которые строит компания «Фаворит», лишь немногим выше цены на вторичном рынке жилья. Поэтому мы в городе могли бы вполне сделать этот проект.

- Для начала такого проекта нужны взвешенные и точные расчеты: в чем мы выиграем?

- Основная проблема Украины не в том, что мы не работаем, а мы просто тратим деньги зря.

Из-за устаревших и морально и физически коммуникаций 47% газа тратим, чтобы отопить улицу, 55% воды вытекает в землю. И если посчитать в денежном отношении, что мы теряем, а что мы выигрываем, тогда действительно можно и сэкономить и заработать. Сегодня вложенные деньги в инфраструктуру уже завтра вернутся уменьшением тарифов.

На законодательном уровне нужна архитектурно-строительная комиссия, которая обследует и выявит аварийные дома в Житомире. В городе есть дома, которые уже подлежат сносу. Я прихожу во дворы, а люди говорят, у нас практически нет крыши, стены рушатся. Я лично знаю в Житомире четыре дома, где трещины величиной с кулак. Что ждет эти дома? Их спасет только реконструкция.

Когда человек пытается самостоятельно решить проблему – утеплить фасад, например, он нарушаем экосистему всего дома.

- Я понимаю, что вы хотите заняться проблемами ЖКХ на серьезном уровне

- Если избиратели мне доверят, да, в Раде я буду заниматься проблемами ЖКХ. И первый город, который начнет работать по новой программе – будет Житомир.

Если мы этого не сделаем, то жизнь «простых людей» мы не изменим, поскольку большинство люди живет в многоэтажках. Жизнь простого человека зависит от того, как он живет и где он живет.

При этом мы понимаем, что поднять уровень жизни можно только за счет производства, а не за счет того, что я, как депутат, в бюджете «выбью» несколько миллионов для города. А у кого заберут эти деньги? У армии? У врачей?

За счет кредитов и местных займов страна не выживет. Берем чужие, а отдаем свои. Надо запускать собственные предприятия.

Сегодня об этом думает президент и вся президентская команда, которая не кричит: «давайте бороться!» Мы уже и так боремся 24 года, что впору сказать: «кончай мама торговать, бо уже нечем сдачу давать».

- О борьбе: в последнюю предвыборную неделю «политическая борьба» превратилась в борьбу черных пиарщиков, компромата. Вы на себе почувствовали, что борются именно с вами, причем любыми способами?

- Меня об этом предупреждали, когда я подавал документы в ЦВК. Мои друзья предупреждали: ты должен быть готов, что люди, которые не могут показать результаты своих дел, своей работы, будут доказывать, насколько ты плох…

Я не собираюсь ни с кем бороться. Нет времени. Я должен строить: строить дома, строить предприятия, строить политическую карьеру. Строить законодательную базу, писать законы, разрабатывать программы, которые позволят людям жить, жить лучше.

Все призывы: «Бороться с олигархами, бороться с голодом, холодом» - пустые слова. Для меня важно не отвлекаться на эту грязь. Надеюсь, что это последние выборы по такой грязной системе, когда мажоритарщики обливают друг друга грязью.

- По вашему мнению, что может качественно поднять уровень депутатов, которых мы выбираем в парламент?

Во-первых, выборы по открытым партийным спискам. Во-вторых, общедоступные декларации депутатов об их доходах.

Я сторонник открытых партийных списков. Я могу отчитаться за каждый год, за все 45 лет. Я работал. Производил масло, занимался сельским хозяйством, строил дома. Имею свою жизненную позицию, был успешен, где-то были ошибки. Люди знают, что делал Розенблат. Я никогда не был государственным служащим, никогда не был депутатом, я не участвовал в тендерах на государственные деньги.

Я за декларации о расходах. Мне скрывать нечего. Я не скрываю свой дом, - кстати, вокруг него нет каменного забора – сетка. Я построил дом в Затишье, я не вырезал деревья в парке, не брал «сенокосы» на реке Тетерев. Наш бизнес создала наша семья своими руками, а не благодаря близости к власти.

- Что бы вы сказали конкурентам, которые ведут информационные кампании против вас?

У нас намного легче обливать соперников грязью, чем создать что-то свое.

Моя помощь бойцам АТО началась не перед выборами, а в феврале, когда первые машины «Фаворита» пошли в Крым, когда военнослужащих вывозили.

Для меня Майдан начался 30 ноября, и до 19 февраля день в день мы были на Майдане, каждый вечер… И теперь, когда какая-то «рада майдана» выступает против меня, я спрашиваю: кто эти люди? Откуда эти печати?

Я отношусь к этому почти равнодушно. Есть вопросы? Приходите с документами – будем решать. Я хочу обратиться к житомирянам, к тем, с кем вместе стояли на Майдане, к тем, кому не безразлична судьба Украины: придите на выборы 26 октября и проголосуйте за демократические силы – Блок Петра Порошенко, за кандидатов от Блока. За тех, кто видит конкретную цель, кто понимает, что нужно идти вперед, потому позади – пропасть.

Если, не дай Бог, мы ввяжемся в клинч, в борьбу непонятно за что, то можем потерять страну. Я вижу, как рвутся к власти те, кто там уже были, как они делают все, чтобы остаться в креслах. Нужно не дать возможность реванша – а прийти на выборы и проголосовать. Если мы не проголосуем за наше будущее, победят те, кто голосует за прошлое.

Разговаривала Лариса Бекета, специально для Житомир. info

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Матеріали по темі