Інтерв'ю

​Про Зеленского, Маслякова и «Девчонок из Житомира». Откровенное интервью с автором Юрием Кипоренко

30 червня 2020, 17:28

Юрий Кипоренко – автор юмористических номеров и продюсер команды КВН «Девчонки из Житомира». Он много лет сотрудничает с Кварталом-95 и является сценаристом многих известных комедийных фильмов и сериалов. С недавних пор он также окунулся в политику и является одним из представителей «Cлуги народа» в Житомирской области.

Мы встретились с Юрием и откровенно поговорили об истории «Девчонок из Житомира», знакомстве с Александром Масляковым и Владимиром Зеленским, о том, почему вместо сценариев и юмора он решил заняться политикой, а также о том, может ли «кухарка управлять государством».


Многие люди, которые увидят твою фотографию, вряд ли сразу узнают человека, который перед ними. Но с плодами твоих трудов, в той или иной степени, люди знакомы. Давай в начале нашего разговора сформируем короткое профессиональное досье: расскажи, с какими твоими трудами наши читатели сталкивались? К чему ты приложил руку?



Сразу оговорюсь: руку и голову. Самое известное - это, конечно, «Девчонки из Житомира». Это команда КВН, которую я создал в 1996 году. Причем была создана сборная команда Житомира, она была более разрозненная. Было бешеное желание играть в Москве, в Высшей лиге, во что, кстати, мало кто верил. У меня к тому времени был опыт участия, как автора и сценариста именно, в команде «Запорожье-Кривой Рог-Транзит». Поиграв и будучи автором, участвуя и в Москве в играх к тому времени, у меня была мечта, чтобы Житомир был в Высшей лиге. Когда я был маленький, где-то в 12-15 лет, все смотрели КВН, и я говорил маме: мама, я тоже там буду. Она мне это рассказывала потом, много лет спустя. Была вот эта мысль, которая не покидала меня. И вот в житомирском КВНе были команды пединститута, политеха, военные. Они между собой играли. И потенциал этих людей был достаточно высок, но, вероятно, они сами себе не верили, что мы можем туда добраться. А я говорил: ребята, ничего страшного в этом нет, они такие же люди, как и вы. По таланту мы ничем не уступали.

Когда пришло время собирать какую-то команду, то думали, чем мы могли бы удивить, когда в тоже время был тот же «Транзит», или «Новые армяне», или за пару лет до этого «Парни из Баку». Ну, суперзвёзды. Была Маринка Поплавская, были девчонки, они играли в разных командах, и появилась мысль, что было бы хорошо их вместе собрать в женскую команду - классных, хороших актрис, поющих. Все данные были. И тогда ребята-сценаристы, которые еще не были сценаристами (они были в основном из политеха), собрались вместе, я их собрал и сказал: есть такое желание - играть в Москве. Они сразу начали говорить: «Да ну. Это невозможно». А я говорю: «Давайте начинать движ: играть, расти, писать, сочинять, работать, репетировать, и из этого будет дело». И буквально через два года мы поехали на фестиваль в Сочи. И «Девчонки из Житомира» порвали там всё.

Там ведь со всего бывшего «союза» приезжают сотни команд. Порядка 500-700 команд каждый год приезжают. Люди, которые состоялись, яркие звезды. И среди них заявиться, выделиться и попасть в 12 лучших команд, которые попадают в гала-концерт - это надо что-то такое показать, что «Ах!».

Просмотры команд идут в зале гостиницы «Жемчужина». Это называется «Просмотровая». И там помещается человек 200. В основном там сидят КВНщики и такая маленькая сцена без микрофонов. У тебя есть 5 минут. И этот процесс идет бесконечным конвейером – с 10 утра начинается и в полночь заканчивается. В день из 500 команд успевает выступить, может быть, 100. И вот получается, что для команды это был первый фестиваль, а я уже был несколько раз. По жребию получилось, что мы должны были выступить последними в один из дней. Это уже полночь, все устали, люди по чуть-чуть начинают выходить: кому спать, кому за стол (улыбается). И с первой же секунды на сцене девчонки захватывают внимание. Люди через 30 секунд выступления начали возвращаться. И в конце выступления, где-то в десять минут первого ночи, зал был – «биток». Это был просто разрыв фестиваля. За девчонками после этого закрепилось прозвище «атомные девчонки».

В общем, разнесли фестиваль, стали лучшей командой на мероприятии, где выступали чемпионы. В полночь выступили, а на 10 утра мы были первой командой, которая попала на гала-концерт, и были записаны на репетицию в «Зимнем дворце», где выступают команды-претенденты на Высшую лигу, на телесъемку. У нас был «тракт» с 10 до 11 утра. А у нас даже фонограммы не было, чтобы вы понимали.

И вот мы пришли в этот пустой зал, там сидит только Александр Масляков, которого мы в жизни видели только по телевизору. А в ложе сидит Светлана Анатольевна (жена Александра Маслякова, - ред.) - она режиссер, которая, выражаясь мягко, имеет определенный вес, потому что мы видим КВН ее глазами. Мы даже не знали, что они там будут. И знаешь, есть история про молодого артиста Иванова, который всю жизнь репетировал-репетировал, готовился к сцене, ему выходить, а он в ступоре и всё забыл. И у нас в какой-то мере была та же история. Вышли без реакции зала, полнейшая тишина. И Светлана Анатольевна в, мягко говоря, нецензурной форме говорит Маслякову: «Александр Васильевич, что это такое и что это за выступление?». Он в такой же манере крепким словцом отвечает: «Света, помолчи. Все будет хорошо, они будут в гала-концерте». Вот такое было первое знакомство. И действительно, когда появились зрители в зале, то девчонки, особенно Марина, преобразились.

Вот за вот этим в какой-то мере стоял я. Я, наверное, был не просто сценаристом команды, но и где-то продюсером. Сейчас это называется продюсер. Президент наш (Владимир Зеленский, - ред.), например, был художественным руководителем. То есть, это человек, у которого в голове есть конечный результат и который понимает - зачем это все.


«Девчонки из Житомира» – это наиболее известный проект. Что было кроме этого?

После «Девчонок», когда мы уже создали себе имя, мы прошли много проектов. Я писал много лет в «Квартале». Мы не были в структуре самого «Квартала», а работали на «удаленке». То есть были соавторами. Если говорить конкретно, то в «ЧистоNews» писал много лет, президент читал наши вещи, писали и пишем очень много сериалов, сейчас, правда, уже меньше. Например, сериал «Останній москаль». Меня пригласил мой друг Коля Куцик, когда сериала еще не было, а была только идея. И тогда в составе 4-х авторов мы на 1+1 две недели разрабатывали идею. Можно сказать, что мы причастны. Много других сериалов: «Три сестры», например. Когда ты фрилансер, тебе постоянно надо что-то писать, чтобы зарабатывать деньги.

Была еще история, которая не состоялась. Если помните, то был известный мультфильм «Приключения капитана Врунгеля». И появилась у меня такая безумная идея - снять продолжение «приключений капитана Врунгеля». Я поделился ею с Зеленским, тогда еще просто «Вованом», он говорит – «круто, делаем!!!». Я убедил Давида Черкасского, которого уже, к сожалению, нет, и который был режиссером. Рассказал, что есть идея, рассказал, что есть инвестор на несколько миллионов долларов. И мы должны были с Кварталом писать сценарий. Это было до войны, кажется, 2010 год, и в России заинтересовались этой идеей, ведь это был проект на много стран бывшего СНГ. Было почти все, чтобы состоялось продолжение, но не срослось по банальной причине: московская фирма, которая должна была заниматься прокатом, начала выставлять какие-то условия, и Вова сказал «Нет, мы на таких условиях работать не будем».

На самом деле много проектов, которые не доходят до картинки. Может, один из десяти сериалов, которые ты придумал, доходят. Тот же «Слуга народа». Насколько я знаю, сценарий лет 5-6 лежал «под сукном», не время было. Вот такая вот история с «Врунгелем» была. Хотя я считаю, что можно было очень круто снять продолжение. С тем же режиссером, с теми же актерами. Но не сложилось.


Давай вернемся к КВНу. У многих бывает так, что КВН для них начинается в университете и в университете заканчивается. Ты пошел дальше, но с чего он начался для тебя, помнишь ли ты первый выход на сцену?

Первый выход на сцену был ужасным, мне кажется. Я помню, как это было перед 1 апреля. Это была юморина в пединституте, КВНов тогда не было. Тогда зашли в аудиторию ребята и спросили, кто на пары не хочет? Я ответил, что я (смеется). И вот там собрались веселые ребята.

Но нужно понимать, есть ли у тебя какие-то актерские способности. Я сразу понял, что написать, поставить, режиссировать, продюсировать, собрать вместе людей – это мое. Так у меня и получилось. Я смотрел телевизор, а потом к нам в Житомир приехали «Одесские джентльмены» с концертом. Мы взяли автографы. А через много лет мы встретились, и я говорю: а помните вы были на концерте, я тогда еще пять рублей заплатил? И до сих пор в Одессе есть пару человек, которые очень радо меня встречают.

Ты вспомнил про супругу Маслякова. Я слышал истории о том, что она во время репетиции могла просто посмотреть на мальчика, сказать: «ты не так пострижен» и после этого мальчик переставал в принципе играть в КВН. Можно ли сказать, что Светлана Маслякова имела, если не больший, то точно такой же вес, как и Александр Масляков?

Конечно, меньший, но она режиссер. Она видит все. Она имеет большой вес и влияние, но последнее слово всегда за Масляковым. И он, кстати, крайне редко ошибается.

Хотя, я, возможно, единственный в мире КВНщик, перед которым Масляков извинялся - история та еще! Это был 2011 год. Я смотрел КВН по телеку, и там Масляков говорит, что КВНу 50 лет, юбилей и есть идея пригласить все команды, у которых есть КиВиН, на фестиваль в Юрмалу «Голосящий Кивин». Короче, приехал я в Москву, к Маслякову, говорю: «Вы там по телеку пригласили в Юрмалу, у нас тоже есть КиВиН в темном - так мы готовы!». А он отвечает: «Кто, «Девчонки из Житомира»? Вообще забудь. Приедут «Уральские пельмени», «Утомленные солнцем», «Махачкалинские бродяги», «Уездный город», РУДН, «Квартал» должен приехать. Где они и где вы?». Ну реально - это такая себе – лига чемпионов КВНовская, сплошь легенды, чемпионы, люди, которые формируют юмор вообще в мире, а не только в России и Украине. Ну, а я сказал: «Василич, а давайте мы напишем сценарий, приедем и покажем программу на общих основаниях. Не пройдем – будем отдыхать, Юрмала – курорт же!!!». Он согласился, ладно, говорит, давай. Но он был категорически против.

Я приехал назад и нашим говорю: девчата, собираемся, пишем и едем. В течении двух месяцев в «Театральном» кафе три автора по вечерам писали сценарий и отсылали материал Чивурину. Всего было приглашено 20 команд-звезд. Мы - среди них. Но, если у них была какая-то гарантированная история, то мы были под вопросом. Тогда же мы и песню про «Зону» написали. Но нас Чивурин сразу предупредил: Маслякову, скорее всего, эта песня не понравится, он шансон не любит, но вы ее возьмите. И вот за два месяца мы написали тысячи шуток, десятки песен, девчонки и сами не особо верили, но все-таки собрались и поехали.

И вот уже выступаем мы в Дзинтари, в зале сидят Масляков, Гарик Мартиросян, Семен Слепаков, Светлаков. Я хоть их всех знаю, а Мартиросян у меня даже дома один раз ночевал, когда они в Житомире выступали, но тряслись и руки, и ноги!!! И вот все команды звезды, на прогоне так расслаблено вышли - в джинсах, футболках. А мы в костюмах, в гриме, со всем реквизитом. И в конце «прогона» Масляков говорит – «Не все команды попали в гала-концерт, я сейчас зачитаю список, кто прошел». Я говорю девчонкам: «Все, пошли бухать». А нас первыми зачитали, как участников концерта!!

Дальше система какая: три концерта, билеты на которые проданы за полгода, а цена одного - 900 долларов, чтобы ты понимал. Первый концерт в пятницу - генеральный прогон, репетиция которую снимают на случай, если во время съемки проблемы возникают. В субботу - сама видеосъемка концерта. И в воскресенье - третий концерт, легкий для тех, кто не успел купить билеты на основной день или купил подешевле.

И мы вот выходим выступать в первый день. Зал – просто в хлам, я таких аплодисментов не слышал. Этой песне про Шенгенскую зону аплодировали, наверное, минуты две. Мы попали в самое яблочко, которое только существует. Забегая наперед - мы приезжали на следующий год, так песня на рингтонах у половины людей стояла, а популярнее Маринки в Латвии не было человека. В итоге мы еще и получили одного из КиВиНов.

В общем, вечером банкет после этого всего мероприятия. Ко мне подошел Чивурин, говорит: «Тебя Александр Васильевич зовет, тебя и Марину». Понятное дело, что команды отдельно сидят, а жюри и Масляков - чуть дальше (он, кстати, вообще не пьет). И вот мы подходим, а он говорит: «Юр, я хочу извиниться». Сказать, что я офигел – ничего не сказать! Я говорю: «За что?». Он говорит: «А помнишь, ты приезжал в Москву и я сказал, что вам тут не место? Так вот я хочу извиниться, вы тут все разнесли, а я был не прав и приглашаю вас на следующий год».

Вот после 2011 года у Маринки пошел взлет в карьере, вторая молодость в хорошем смысле этого слова. Ее наконец-то стали замечать. Она стала в сериалах играть. И я вот, кстати, думаю, что это в том числе благодаря этой песне и тому, что Масляков поверил.

У всех «Девчонок» очень интересная карьера…

Безусловно. Марина - учительница и ее с учительского пути просто невозможно было сбить, Тамила - журналист, Вика - психолог, Света - бизнесом занимается, Лариса, которая уже в Германию уехала - учительница музыки, Маринка, моя родная сестра - у нее свой бизнес тоже связанный с образованием.

После успешных историй, как в Юрмале, у людей иногда начинает «сносить башню». Как «Девчонки» реагировали на успех, ловили звезду?

Популярность была сумасшедшей, «Девчонок» ведь знали везде: в Штатах, в Израиле. Так что историю звездности они прошли еще в 90-х годах. Больше всех имела право вести себя как-то по-звездному Маринка, но она никогда такого не делала. Лишь однажды такое было, но это все погибло среди нас и там и осталось. Для нее было проблемой выйти на улицу из-за внимания - везде узнавали и шагу не давали ступить. Но она не стремилась к популярности. Она хотела реализоваться, как актриса. А популярность уже стала побочным эффектом.

Думаю, что так и есть на самом деле. Если ты хочешь стать популярным, то у тебя не выйдет. А если ты хочешь сделать свою работу круто, то и популярность придет. И я думаю, что она была ярким примером скромности. Марина ведь себя считала в первую очередь учителем.

Как вы познакомились с Мариной Францевной?

На первом курсе. Я учился на инъязе, а она на филфаке. И каждый факультет выставлял команду. И когда мы начали двигаться в сторону КВНа, то сразу стало понятно, что это суперзвезда. Она, конечно, в это не верила, но я сразу это увидел. В какой-то мере вокруг нее вся команда и строилась.

Так и познакомились и вот всю жизнь с 17 лет и прошли рядом, вместе с ней.

Если Бог кого и целует в талант, то она была полностью зацелована. Она ведь не профессиональная актриса, но когда выходила в зал (неважно на сколько зрителей - 20, 500 или 3-4 тысячи), то сразу была тишина и всё внимание на ней. Это - запредельный талант, харизма и даже магия. Плюс ко всему, она филолог. Она очень круто шарила именно в литературном юморе и всегда была очень требовательна к текстам.

И когда она погибла, то я в это не поверил. Мне позвонила Буля (Вика Булитко) в семь утра с места аварии, а я вообще не понимал, что Вика говорит… Ступор такой… Но со временем, я думаю, все поняли какого масштаба человек ушел. Когда в драмтеатре было прощание, то мы его планировали с 11 до 13 часов. Но люди шли и шли. Киевская ритуальная фирма, которая помогала нам организовать прощание, сказала, что последний раз столько людей было на похоронах Лобановского. Люди занимали очередь за три квартала, чтобы попасть в театр и попрощаться.

А по поводу качеств - она была учителем в первую очередь, а уже затем все остальное. Говорила: я хоть раз в неделю должна читать украинский язык. После 2011 года у нее был годовой контракт с НТВ, это было шоу и она была соведущей. Так вот в понедельник и во вторник она читала уроки, во вторник вечером она садилась в поезд, ехала в Москву, в среду утром уже на съемках, вечером в среду садилась на поезд, в четверг и пятницу она уже снова читает уроки. Я ей говорил, что она себя измотает, но она не собиралась отказываться от преподавания. И она год так ездила.

По деньгам в Москве она, наверное, в день получала больше, чем за несколько месяцев в школе. Но всегда хотела быть с детьми. И насколько я знаю ее уроки никто никогда не прогуливал. Мне кажется, что вообще полгорода - это ее ученики.

Возможно, не стоит сравнивать, но личность, которую потерял Житомир, сопоставима с личностью Сергея Павловича Королева. Будет ли еще такого масштаба человек? Дай Бог, чтобы был.

После этих трагических событий некоторое время было обсуждение о возможности установки памятника в городе, ты как к этому относишься?

Мы хотим это сделать, у нас все для этого готово. Вопрос даже не в деньгах. Есть проект этого памятника и понимание у депутатов - любое место в городе можно выбрать. Я считаю, что это надо сделать. Но для семьи Марины это все еще свежо, им болит, и они не готовы. Это семья, мы не можем пойти наперекор. Я думаю, что она более, чем заслуживает и мы, как ее друзья, имеем право на свое мнение.

И я думаю, что памятник обязательно будет. Но есть память, а это важнее.

Давай вернемся к теме КВН и тому, как он в Украине трансформировался в совершенно другую историю. Я недавно решил посмотреть несколько выпусков московского КВН. Такого «странного» юмора я не видел, наверное, никогда, особенно в части шуток про Украину. Очень гнетущее впечатление осталось после лебезящих шуток и страха, которым от них несет. Чувствовал ли ты, что-то подобное, когда активно участвовал во всей этой тусовке?

Нет, тогда такого не было. Тогда КВН был неким рупором, отдушиной, в которой можно было сказать то, чего в других местах говорить было нельзя. Тогда и особых запретов не было.

Я скажу больше - есть прямая связь между тем, что произошло с КВНом и появлением «Лиги смеха». Те люди, которые занимались КВН, например, Андрей Чивурин (главный редактор) и Наум Боруля (он был генеральным директором), они в 2011-2012 годах, еще перед войной, говорили, что их стали «зажимать» цензурой на Первом канале. Стали проявляться такие моменты. Андрей рассказывал, что стали появляться люди из силовых структур в режиссерской рубке, которые начинали говорить: это можно пускать, а это нельзя. Они спрашивали: а как нельзя? Ведь смеяться над ситуациями, над любыми президентами - это основа. Юмор ведь должен быть актуален. Им стали это «подрезать» и они поняли, что что-то меняется. И они уже в 2012 году стали говорить, что хотят вернуться в Украину (Андрей из Харькова, Наум из Винницы) и делать что-то свое.

Сейчас это все рафинируется. Раньше нельзя было шутить про три вещи: про войну, про больных людей, и про национальную тематику, которая унижала. Это было табу, которого все придерживались. Это было несложно, потому что других тем - целая куча. А потом запретов становилось все больше.

Поэтому, Андрей Чивурин, плоть от плоти КВНщиков, понял, что в этом нет смысла и приехал в Украину.


И тогда выстрелила «Лига смеха»?

Они состыковались с Вовой Зеленским и «Кварталом», которые тоже прошли всю эту историю. Ведь «Квартал» тоже не просто так ушел из КВН, их тоже «щемили» запретами по юмору. И Андрей с Наумом пришли к ним, предложили продукт. Вова сразу сказал, что это - супер. В отличие от моей - эта идея выстрелила, все сложилось на тот момент.

И сейчас это стало целой культурой. Совершенно другой. Это - не КВН, это - чистый юмор, где нет ограничений. Нельзя о больных, нельзя какие-то пошлости, это человеческие этические моменты. А остальное - вперед. Зеленского хотите, так давайте мочите. К этому абсолютно фундаментально другое отношение. Поэтому и рейтинги такие, поэтому из России и мира сюда приезжают играть.

Я могу себя назвать причастным к появлению ребят «30+». Я с ребятами вместе пишу, прохожу с ними некий авторский путь. И знаю изнутри эту кухню.

Ты уже несколько раз упомянул про Зеленского и назвал его «Вова». Сколько лет вы друг друга знаете и когда вы познакомились?

Уже больше двадцати. Еще со старой команды «Запорожье-Кривой Рог-Транзит», где я был автором. Его там еще не было, были другие ребята - Сергей Шефир, например. Потом появились «Девчонки», но мы обменивались текстами и номерами, дружили, даже как-то вместе ездили в Юрмалу на одном автобусе.

И вот как раз в то время познакомились. Вова был молодым, классным парнем, качественным. Потом были игры в Сочи, в Москве, в Киеве. Когда перестали показывать трансляцию КВН из Москвы, появилась украинская лига в Киеве, там мы уже играли с «Кварталом», с Хмельницким, с еще кучей команд. Так что нынешняя «государственная машина», она в значительной степени тогда формировалась (смеется).

Я, собственно, как попал в политику - мне позвонил Сережа Трофимов. Сейчас он первый заместитель главы Офиса Президента и я его с Зеленским познакомил. Он, кстати, как-то в интервью об этом упоминал. Я, кстати, и Михаила Радуцкого когда-то с Зеленским познакомил. Так вот Трофим, извините, Трофимов мне позвонил в начале октября 2018 года и говорит, что начинаются такие движения. И я приехал туда в штаб с Женей Яремчуком, а там все КВНщики сидят. Парни из Харькова, Одессы, Хмельницкого, Киева, Ровно. Заходишь - как будто пришел на фестиваль. И вот все эти люди стали некой основой команды в регионах. Вова им верил, у меня тоже спрашивал, как Женя вообще? Я ответил, что крутой. Вот такие были первые рекомендации.

А в предыдущие годы мы с Вовой то в Квартале пересекались и писали, то в каких-то проектах. Первые концерты Квартала, их большие туры, тоже я организовывал. Когда-то даже Вова мне звонил, говорит: «У вас там санаторий классный, я слышал, есть «Денеши». Можешь моих родителей встретить и там поселить?». И я их встречал и селил. То есть достаточно близкие отношения. Не прямо друзья, но в какой-то мере прислушивается. Я думаю, что и выборы показали. Я же далёк был от политики, избегал ее как мог, но когда будущий президент сказал, что надо подставить плечо, то мы это плече и подставили.

Первая встреча в штабе была где-то 8-10 октября, когда нам Трофим сказал: «Попробуйте в Житомире, у нас там никого пока». А через 10 дней погибла Маринка и на похоронах у нее в Киеве мы встретились с Русланом Стефанчуком, нынешним вице-спикером. Я его чрезвычайно уважаю, он умнейший человек. И вот он мне сказал: «Я говорил с Владимиром Александровичем, он приглашает завтра в штаб, чтобы пообщаться». И вот я Руслану тогда сказал, что если он в этом будет участвовать, то и я тогда тоже возьмусь за это. Потому что Стефанчука я знаю, как самого честного и порядочного человека. Ну, и президент, конечно, такой же. И вот на следующий день Руслан мне подтвердил, что он тоже будет в команде.

И, кстати, вот сейчас, когда мы выиграли парламентские выборы, то я с Женей Яремчуком разговаривал и подумал, что я не знаю как его называть: Владимир Александрович, я как-то привык – Вова.

Вот такая история того, как я попал во всё это.

А выборы – это конечно, вообще отдельная история. Я помню первый день в штабе… Нас было трое – я, Женя и стол. Передо мной лежит три тысячи номеров телефонов волонтеров! Помнишь, объявила Зекоманда на весь мир – «Хотите поучаствовать в выборах - регистрируйтесь на сайте Зекоманды!». И вот зарегистрировалось на тот момент три тысячи человек из Житомирской области - все это были волонтеры, активисты, желающие помочь. Основная задача была какой – чтобы не было от старых политиков никого. И из этих всех людей надо было построить «Слугу народа». Я неделю обзванивал людей. И вот написано: «Ігор, Кам'яний брід». Звоню и говорю, что вы, мол оставляли заявку, вы еще хотите помочь? А из трубки: «А что, так можно?». Да, можно, конечно же. «Вот ты кто? Плиточник, будешь руководителем местной ячейки. А ты кто – инженер?». И вот, если сейчас перечислить, то те, кто руководит местными ячейками, это - плиточник, юрист, девочка работала в банке кассиром, медсестра. Как-то вокруг таких людей и другие собрались. Как-то Вова на «нерв» нажал. И мы поверили в этот «нерв», в честность, справедливость.

И сейчас эти люди во многом составляют основу Зекоманды и «Слуги народа».


Ты сейчас перечислил специальности и сферы, в которых люди работали. Мне вспомнилась одна фраза: а может ли кухарка управлять государством? Окей, никаких старых политиков, но новые люди без какого-либо опыта, без навыков администрирования дел, могут ли они прийти и делать хорошо?

Я тоже задавался этим вопросом: опытные профессионалы, опытные профессионалы. Запрос у людей был на чистого, незапачканного, незашкваренного человека. Без коррупционных желаний. Первое слово было – порядочность. Запрос у общества на порядочность и честность был сумасшедшим. Сначала события на Майдане, которые я лично поддерживал и в них участвовал, затем война - они отодвинули на второй план эти качества. Понятно, были проблемы, которые надо было срочно решать, но получилось и так, что патриотизмом стали торговать, чиновник посчитал - если надел вышиванку, то он может воровать. К сожалению, так.

И когда мы поехали по районам, то полностью это увидели. И люди тоже на местах говорят: «Ну так, цей за гроші, але ж він за Україну». И люди говорили: «Дайте нам кого-нибудь порядочного, кого-нибудь из нас. Не присылайте парашютистов». Я же раньше не знал, что за одно голосование в Раде депутат может получить от 50 тысяч долларов, за переход из фракции в фракцию – пару миллионов долларов. Но когда ты в борьбе с такими стыкаешься, то это совершенно другое. Скажу честно, мы могли стать миллионерами, когда нам дали право и полномочия принимать решения о выборе кандидатов в парламент от Житомирской области!!! Скорей всего, раньше так и было, система так работала. К нам приходили и говорили: «Давайте вы не будете ставить на округ нормального человека, выберите того, у кого я точно выиграю. А за это я вам дам денег – миллион долларов». А округов пять. Но запрос был на порядочность - тебе доверили, поверили в твою порядочность, так вот и ты таких брал.

Так что не надо сейчас говорить о кухарке. Ну, а каких людей брать, только таких. Которые не украдут, которые не будут думать о себе. Чтобы порядочные профессионалы пришли, то для начала надо, чтобы порядочные кухарки пришли и повыбивали старых мажоритарщиков, сломали эту систему. На тот момент не нужны были профессионалы, нужны были люди, которые переломят ход событий.

Такими вещами мы вернули доверие к власти, веру в то, что во власть могут прийти обычные люди. И доверие к президенту тоже на этом держится.


На носу у нас местные выборы. Собираешься ли ты уже сам идти во власть?

Была уже куча слухов о том, что я и Женя Яремчук куда-то делись, ушли из Зекоманды. На самом деле - нет. Нам предлагали идти депутатами в списке в парламент. Но мы как-то не хотели этого никогда. Сейчас мы по чуть-чуть возвращаемся в эту историю. Я занимаюсь партийным строительством. Примерно та же история, что и с народными депутатами. Сейчас нам надо найти 64 кандидата в облсовет, кандидатов на глав в 65-ти ОТГ, около 1200 депутатов, в Житомирский городской совет. Я за это отвечаю и мы сейчас этим занимаемся. Мы пытаемся найти таких же качественных людей, порядочных людей. Немаловажную роль будут играть и профессиональные качества. Мы будем искать таких людей.

Пойду ли я? Наверное, да. Скорее всего в областной совет, потому что я больше областью занимаюсь и меня уже в области больше знают.

Даст Бог - пройдем, начнем поворачиваться к бизнесу, к людям, давать больше возможностей. У нас ведь богатая область.

Ну, и я сейчас молодым людям хочу сказать: следите за «Слугой народа», мы запускаем «лифт». Мы не будем смотреть за кого вы были до того. Но, если у вас есть порядочность и профессионализм, то мы ждем вас.

Что вам хочется поменять в самом Житомире?


Хочется минимизировать участие чиновника в принятии каких-либо решений. Горсовет должен стать сервисным центром по обслуживанию житомирян. А еще, мне кажется, мы не понимаем, что с Житомиром будет завтра. На вот этот вопрос как раз и надо ответить: что будет завтра, что будет через год и через пять лет. В Житомире нужно делать что-то такое, что могло бы привлекать сюда людей извне. Нам нужно найти свою нишу.


Кто должен стать кандидатом в мэры Житомира от «Слуги народа»?


У нас есть целый ряд кандидатов, они сейчас все рассматриваются. Неэтично будет говорить сейчас, пока решение не принято. Но я могу точно сказать, что «Слуга народа» не будет поддерживать нынешнего мэра. Мы хотим в другую сторону менять город.


«Слуга народа» хочет классного профессионального мэра. Сейчас мы делаем социологию, как люди на эти кандидатуры реагируют. А потом уже будем смотреть. Я думаю, мы представим горожанам хорошего человека и хорошего кандидата.


Будет новый мэр в Житомире, я надеюсь. И весь областной совет тоже будет новый. Да, и в городе все депутаты будут новыми. Мы за это боремся и думаем, что житомиряне нам поверят.

Спрашивал Евгений Герасимчук

Отвечал Юрий Кипоренко

Фотографировал и снимал Александр Мельничук

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Теги: Кипоренко КВН  
Матеріали по темі